Возникновение Гезлева

Страница 6

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девой, богами и богинями олимпийскими и героями, владеющими городом (полисом), территорией (хорой) и укрепленными пунктами хсрсонесцев.

Я буду единомышлен о спасении и свободе государства (полиса) и граждан и не предам ни Херсонеса, ни Керкинитиды, ни Калос-Лимена (Прекрасной Гавани), ни прочих укрепленных пунктов, ни остальной территории, которой херсонеситы управляют или управляли, ничего никому, ни эллину, ни варвару, но буду оберегать все это для херсонесского народа . Я буду врагом замышляющему и предающему или отторгающему Херсонес, или Керкинитиду, или Прекрасную Гавань, или укрепленные пункты и территории херсонесцев .

Хлеб, ввозимый с равнины, я не буду ни продавать, ни вывозить с равнины в какое-либо иное место, но только в Херсонес .»[6].

Присяга эта, при столь доблестном содержании, заканчивается словами, обрекающими жителя Керкинитиды на настоящую кабалу. Одно дело, когда выращенным урожаем пользуешься самостоятельно, другое — когда приходится везти его не очень близкому соседу, от которого во время вражеских набегов ты находишься в полной зависимости, а во время затишья — тоже отчасти на положении раба, обязанного в первую очередь обслужить господина.

Вот почему время от времени херсонеситы напоминали строптивым соседям, что может случиться, если Керкинитиду оставить без покровительства.

Чем дальше, тем тяжелее: появляются полчища сарматов, возрастает агрессивность скифов. Добротно сложенные крепостные стены спасли греков от первых набегов варваров в начале III века до н. э. Но сдерживать натиск дикарей-кочевников становилось все труднее, свобода давалась все большими жертвами.

В ходе раскопок археологи нашли керамическую дощечку с надписью («граффити») — письмо некоего Апатурия к Невмению. В этом деловом распоряжении речь шла об уплате подати скифам.

Маленькая Керкинитида не могла долго обороняться от степных кочевников. На территории города начали селиться другие, пришлые народы Нет и не было на берегу Каламитского залива коренных народов. Да и во всем Крыму их не было: слишком много людей разных рас, национальностей и вероисповеданий стремились и будут стремиться сюда, в этот благодатный край.

Настал день, когда греки покинули свои жилища и, вероятно, переселились в Херсонес. Да, во II веке до н. э. в некрополях Херсонеса появляются типично керкинитские захоронения. Однако непонятно, каким образом разместились переселенцы внутри плотно застроенного города. Во всяком случае, следы перераспределения жилой застройки пока не отмечены[7].

И все-таки древнейший город на берегу Каламитского залива не прекратил своего существования.

В середине II века до н. э. Керкинитиду захватили скифы. Разрушив греческие жилища и, вероятно, разграбив торговую факторию, сами стали салиться на руинах, но не занимали сохранившиеся дома, а разбирали их, чтобы строить по-своему и жилье, и оборонительные стены. Скифское жилище не походило на греческое с его прямоугольными комнатами и внутренними дворами. Оно несло отпечаток кочевого образа жизни и своей округлой формой напоминало юрту, диаметром 2,5—3 метра, с куполообразной крышей, до 1 метра врытое в землю. До наших дней сохранились две улицы скифского поселения: дома с каменными полами, печами для обогрева, алтарями и жертвенниками на скифский манер, жернова и ступы для помола зерна, амфора с костями целого барана, по всей видимости, засоленного две тысячи лет назад. Археологам еще предстоит ответить, было ли это постоянное поселение или только временный плацдарм для захвата Херсонеса. В конце концов и взявшие ее под свое покровительство херсонеситы не смогли противостоять степным кочевникам; уже во II веке до н. э. город пришлось уступить варварам. Захватчикам удалось продержаться до того времени, когда понтийский полководец Диофант (о котором мы узнали благодаря археологическим раскопкам на Херсонесе) помог херсонеситам ненадолго отвоевать свою бывшую провинцию. Посланный Евпатором полководец и герой демократической республики, вероятно, думал, что его подвиг и жертвы, принесенные на алтарь свободы понтийскими воинами, помогут Керкинитиде надолго забыть о скифском правлении. В начале II в. до н. э. войска Диофанта предприняли несколько успешных походов на скифов. Зимой 108—107 годов до н. э. Диофант разбил армию скифского царя Палака и закрепился в Северо-Западном Крыму. Тогда-то и была построена крепость, названная в честь понтийского царя Евпатором. Она располагалась вблизи нынешней Евпатории.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Похожие материалы:

Культура водопользования народов Крыма
Крымский полуостров недостаточно обеспечен водными ресурсами, и поэтому у всех народов, населявших этот край в разные исторические эпохи, существовало трепетное отношение к источникам пресной воды, а рациональное водопользование являлось ...

Национальный костюм
Стиль одежды крымских караимов - восточный, столь характерный в прошлом для коренных жителей Крыма. На территории бывшего Советского Союза национальная одежда крымских караимов имеется в фондах ряда музеев Санкт-Петербурга и Москвы. Еди ...

Щит порубежья, опора отечества
Военно-административным центром Третьего Троицкого отдела Оренбургского казачьего войска был город Троицк. Округ занимал северо-восточную часть губернии. Он охватывал большую территорию нынешней Челябинской области, часть территории Курга ...