Домонгольский период

Страница 4

Почти одновременно с ал-Балхи, но независимо от него сведения о болгарских городах дал среднеазиатский географ ал-Джайхани в книге «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик». К сожалению, эта книга не сохранилась до наших дней, но известны отрывки из нее о болгарских городах: «У них (булгар) два города, один из них называется Сувар, а другой называется Булгар: между двумя городами пространство пути в два дня по берегу реки в очень густых зарослях, в которых они укрепляются против врагов» – эти сведения советские востоковеды В.В. Бартольд и И.Ю. Крачковский считают возможным отнести к 922 году.

У Ибн-Фадлана отсутствует упоминание о болгарских городах, объясняется это разночтением в переводах. Дело в том, что он при описании Волжской Булгарии 22 раза употребляет термин «балад», который имеет два одинаковых значения: «страна» и «город». Историки, отрицающие существование болгарских городов в то время, признают только первое значение и умалчивают о втором. А вот Б.Д. Греков, исследовавший социально-политическую историю Болгарского государства начального периода, полагал, что город Болгар был во времена Ибн-Фадлана. Эту мысль он аргументировал тем, что место стоянки торговых кораблей из других стран имеет отношение к городу на Волге, т.е. Болгару. Ибн-Фадлан писал: «На этой реке (находится) место рынка, который бывает бойким во всякий (благоприятный) момент. На нем продаются многочисленные ценные вещи». Арабский путешественник вполне мог иметь в виду торговую пристань города Болгара, расположенного на Волге. В другом месте он сообщил, что расстояние между этим рынком и местопребыванием посольства менее одного фарсаха, что соответствует расстоянию от Болгарского городища до Ага-Базара, рассматриваемого современными исследователями как торговая пристань Болгара. Небезызвестно упоминание Наджибом Хамадани, известным переписчиком Ибн-Фадлана в XII веке, четырех крепостей в Болгарии: Йасу, Мерджи, Эрнаса и Техшу. Представляет большой интерес рассказ и самого Ибн-Фадлана о том, что предводитель болгар Алмас (Алмуш), вызвав его, устроил скандал по поводу отсутствия 4 тысяч динаров, обещанных ему халифом для строительства крепости, хотя через несколько дней эльтебер сказал, что для строительства крепости у него достаточно своего серебра и золота, что деньги халифа нужны были ему лишь для получения благословения «повелителя правоверных».

Весной 921 г. в Багдад прибыл посол булгарского царя Алмуша. Алмуш сам уже мусульманин, просил «о присылке к нему кого-либо, кто наставил бы его в вере, преподал бы ему законы ислама, построил бы для него мечеть». Он попросил также покровительства халифа в борьбе с врагами и «о постройки крепости, чтобы укрепиться в ней от царей, своих противников».

В Багдаде были люди, уже побывавшие у булгар, они-то и способствовали тому, чтобы заинтересовать правителей халифата делами далекой северной страны. Решено было послать в Булгарию послов, чтобы официально ввести ислам и мусульманские обряды и объявить покровительство на словах, так как денег для постройки крепости не было.

21 июня 921 года из Багдада выехало посольство во главе с Сусаном ар-Расси – знатные вельможи отказались от такого длинного и опасного путешествия. В состав посольства вошли Текин и Барыс, уже знакомые с Булгарией, посол царя Алмуша Абдаллах Ибн Башту, возвращавшийся на родину, свита, охрана, слуги. Секретарем посольства назначили Ахмеда Ибн Фадлана ибн ал-Аббаса ибн Рашида ибн Хаммада.

Посольство через Среднюю Азию (другого пути тогда не было из-за враждебно настроенных хазар) прибыло к булгарам 12 мая 922 года.

«…Переправившись через реку Джарамсан[4], потом через реку Уран[5], потом через реку Урам[6], потом через реку Байнах[7], потом через реку Ватыг[8], потом через реку Нийасна[9], потом через реку Джавшыз[10]. Расстояние от реки до реки, о которых мы упомянули, – два дня, или три, или четыре, менее этого или более. Когда же мы были от царя «славян», к которому направлялись, на расстоянии дня и ночи пути, он послал для нашей встречи четырех царей[11], находящихся под его властью, своих братьев и своих сыновей. Они встретили нас, неся с собой хлеб, мясо, просо, и поехали вместе с нами. Когда же мы были от него на (расстоянии) двух фарсахов, он встретил нас сам, и когда он увидел нас, он сошел (с лошади) и пал ниц, поклоняясь с благодарением Аллаху, великому, могучему. В рукаве у него были дирхемы, и он рассыпал их на нас. Он поставил для нас юрты, и мы поселились в них. Наше прибытие к нему было в воскресенье, когда прошло двенадцать ночей (месяца) мукаррема триста десятого года. И было расстояние от Джурджании[12] до его страны семьдесят дней (пути).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Похожие материалы:

Наум-грамотник
День святого Наума, получившего в русском быту прозвище Грамотник, день памяти которого в православном календаре отмечается 14 декабря. Святой Наум, ветхозаветный пророк, в русских деревнях напрямую связывался с обучением: «Батюшка Наум, ...

Демографические и исторические сведения о даргинцах
Даргинцы относятся к западному варианту антропологического типа дагестанцев. Язык даргинцев относится к нахско-дагестанской группе северокавказской семьи языков. Общего языка общения не было; литературный язык стал складываться в советско ...

Благовещенье
Великий двунадесятый Богородичный праздник православной церкви (Благовещенье Пресвятой Богородицы). 7 апреля церковь вспоминает возвещение архангелом Гавриилом Пресвятой Деве Марии о предстоящем рождении его Иисуса Христа (Об этом событии ...