Домонгольский период

Страница 4

Почти одновременно с ал-Балхи, но независимо от него сведения о болгарских городах дал среднеазиатский географ ал-Джайхани в книге «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик». К сожалению, эта книга не сохранилась до наших дней, но известны отрывки из нее о болгарских городах: «У них (булгар) два города, один из них называется Сувар, а другой называется Булгар: между двумя городами пространство пути в два дня по берегу реки в очень густых зарослях, в которых они укрепляются против врагов» – эти сведения советские востоковеды В.В. Бартольд и И.Ю. Крачковский считают возможным отнести к 922 году.

У Ибн-Фадлана отсутствует упоминание о болгарских городах, объясняется это разночтением в переводах. Дело в том, что он при описании Волжской Булгарии 22 раза употребляет термин «балад», который имеет два одинаковых значения: «страна» и «город». Историки, отрицающие существование болгарских городов в то время, признают только первое значение и умалчивают о втором. А вот Б.Д. Греков, исследовавший социально-политическую историю Болгарского государства начального периода, полагал, что город Болгар был во времена Ибн-Фадлана. Эту мысль он аргументировал тем, что место стоянки торговых кораблей из других стран имеет отношение к городу на Волге, т.е. Болгару. Ибн-Фадлан писал: «На этой реке (находится) место рынка, который бывает бойким во всякий (благоприятный) момент. На нем продаются многочисленные ценные вещи». Арабский путешественник вполне мог иметь в виду торговую пристань города Болгара, расположенного на Волге. В другом месте он сообщил, что расстояние между этим рынком и местопребыванием посольства менее одного фарсаха, что соответствует расстоянию от Болгарского городища до Ага-Базара, рассматриваемого современными исследователями как торговая пристань Болгара. Небезызвестно упоминание Наджибом Хамадани, известным переписчиком Ибн-Фадлана в XII веке, четырех крепостей в Болгарии: Йасу, Мерджи, Эрнаса и Техшу. Представляет большой интерес рассказ и самого Ибн-Фадлана о том, что предводитель болгар Алмас (Алмуш), вызвав его, устроил скандал по поводу отсутствия 4 тысяч динаров, обещанных ему халифом для строительства крепости, хотя через несколько дней эльтебер сказал, что для строительства крепости у него достаточно своего серебра и золота, что деньги халифа нужны были ему лишь для получения благословения «повелителя правоверных».

Весной 921 г. в Багдад прибыл посол булгарского царя Алмуша. Алмуш сам уже мусульманин, просил «о присылке к нему кого-либо, кто наставил бы его в вере, преподал бы ему законы ислама, построил бы для него мечеть». Он попросил также покровительства халифа в борьбе с врагами и «о постройки крепости, чтобы укрепиться в ней от царей, своих противников».

В Багдаде были люди, уже побывавшие у булгар, они-то и способствовали тому, чтобы заинтересовать правителей халифата делами далекой северной страны. Решено было послать в Булгарию послов, чтобы официально ввести ислам и мусульманские обряды и объявить покровительство на словах, так как денег для постройки крепости не было.

21 июня 921 года из Багдада выехало посольство во главе с Сусаном ар-Расси – знатные вельможи отказались от такого длинного и опасного путешествия. В состав посольства вошли Текин и Барыс, уже знакомые с Булгарией, посол царя Алмуша Абдаллах Ибн Башту, возвращавшийся на родину, свита, охрана, слуги. Секретарем посольства назначили Ахмеда Ибн Фадлана ибн ал-Аббаса ибн Рашида ибн Хаммада.

Посольство через Среднюю Азию (другого пути тогда не было из-за враждебно настроенных хазар) прибыло к булгарам 12 мая 922 года.

«…Переправившись через реку Джарамсан[4], потом через реку Уран[5], потом через реку Урам[6], потом через реку Байнах[7], потом через реку Ватыг[8], потом через реку Нийасна[9], потом через реку Джавшыз[10]. Расстояние от реки до реки, о которых мы упомянули, – два дня, или три, или четыре, менее этого или более. Когда же мы были от царя «славян», к которому направлялись, на расстоянии дня и ночи пути, он послал для нашей встречи четырех царей[11], находящихся под его властью, своих братьев и своих сыновей. Они встретили нас, неся с собой хлеб, мясо, просо, и поехали вместе с нами. Когда же мы были от него на (расстоянии) двух фарсахов, он встретил нас сам, и когда он увидел нас, он сошел (с лошади) и пал ниц, поклоняясь с благодарением Аллаху, великому, могучему. В рукаве у него были дирхемы, и он рассыпал их на нас. Он поставил для нас юрты, и мы поселились в них. Наше прибытие к нему было в воскресенье, когда прошло двенадцать ночей (месяца) мукаррема триста десятого года. И было расстояние от Джурджании[12] до его страны семьдесят дней (пути).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Похожие материалы:

Печи
С ростом потребности в железе и умения «варить» его появляются специальные печи, устраиваемые в самом поселке, но уже подальше от жилищ, на краю его, у вала. Так расположены печи на белорусских городищах I—VII вв. н. э., например, в Оздят ...

Обзор культуры России 18 века
Преобразования начала 18 века, сделавшие Россию великой европейской державой, обусловили характер культуры этого времени. Её основными качествами являются практицизм, светская направленность. Борьба общественных сил вокруг реформ Петра ...

Нурлан Коянбаев, фронтмен сборной команды КВН Astana.kz
Интервью. - Привет, Нурлан! Расскажи, пожалуйста, о первых впечатлениях после игры. Вы довольны результатом? - 1/4 финала - это исторический момент для нас. Команда никогда не переступала этот барьер. Конечно, игра изначально давила пси ...