Обряды, связанные с рождением ребенка

Страница 3

Пуповина, послед и «рубашка» символизировали жизненность ребенка, и посягательство на них со стороны посторонних могло быть причиной несчастья, нездоровья и неудач ребенка, а иногда даже смерти.

Впервые ребенку стригли волосы, когда ему было не меньше года, считалось, что до этого возраста нельзя прикасаться к волосам ребенка острыми предметами. Первые состриженные (их нельзя было выбрасывать) волосы мать хранила в особом месте зашитыми в мешочек. Обряд кiспiк тойы («праздник чубчика») сопровождался приглашением близких родственников, приготовлением угощения из традиционных блюд хакасской кухни. Стрижку полагалось делать лицам старшего возраста, начинал ее дядя по матери. Если ребенок ко времени первой стрижки еще не умел ходить, то перед стрижкой ему следовало «расстричь» путы, которые якобы сдерживают ребенка. Для этого несколько раз щелкали ножницами в пространстве между ног ребенка. Считалось, что, если этого не сделать, ребенок не научится ходить. После того как дядя ребенка по матери (тайы) сострижет первую прядь, все остальные гости также состригали по пряди. Полностью утробные волосы никогда не состригали, стригли с боков по ходу часовой стрелки, обязательно оставляя часть волос на темени. Состриженные волосы хранили вместе с пуповиной в специальной шкатулке. Показывать эти предметы посторонним людям было нельзя, но мать могла показывать их детям. Девочкам после первой стрижки еще два-три раза состригали волосы наголо, для того чтобы в дальнейшем волосы у них были густыми и здоровыми. Мальчиков же стригли по мере необходимости. Состриженные волосы нельзя было выбрасывать, особенно на ветер (считалось, что злые духи и души умерших людей, которые с ветром приближались к человеку, могут вместе с волосами захватить с собой и его душу), в воду и в огонь (хозяева воды и огня, соответственно суг-ээзi и oт-iнe, могли разозлиться на эту семью за то, что вместо еды люди бросают им волосы). Предпочтительнее всего было собирать волосы в специальную подушку, которую затем клали в погребение вместе с хозяином.

Штаны отца считались самой чистой вещью в доме, их, по представлениям хакасов, боялись злые духи, и они могли охранить ребенка от любых несчастий. Поэтому «выгоняли» злых духов из юрты именно с их помощью. Из штанов (как мы уже упоминали выше) отца предпочтительнее было делать первые пеленки, а также при каких-либо признаках беспокойства у младенца укрывать его ими. С другой стороны, штаны женщины являлись самой нечистой вещью, но и с их помощью можно было оградить ребенка от воздействия со стороны злых духов [Дыренкова Н.П., 1949. С. 110]. Иногда мать укрывала ребенка на ночь своими штанами.

Колыбель как особый вид жилища ребенка тоже охранялась различными амулетами. Для мальчика к колыбели прикрепляли модель лука со стрелой (охча). Это считалось символом богини Умай, которая при возникновении опасности для ребенка со стороны злых духов могла отправить стрелу в их сторону, отпугнув их этим. Среди тюркоязычных народов Сибири и Средней Азии модель «лук-стрела» являлась самым распространенным амулетом для детей. Некоторые народы даже изготавливали специальные серебряные модели «лук-стрела» и пришивали их к одежде ребенка. Например, у туркмен мальчики до подросткового возраста носили халаты с пришитыми луком и стрелой, сделанными из серебра. Считалось, что это охраняет детей от болезней [Янборисов В.Р., 1991. С. 44]. Для девочки вешали модель веретена, которая также считалась амулетом богини Умай. Кроме этих оберегов, в колыбели обязательно находились раковины каури, бусины, кораллы, перья птиц и иногда ветка черемухи.

Специальным оберегом, видимо, считалась и небольшая белая тряпочка, которая привязывалась к ремню колыбели и опускалась на лоб ребенка. Подробнее об этой тряпочке известно у алтайцев. Л.Э. Каруновская пишет: «Как сорочка „куiак", в которой родился ребенок, охраняет его во чреве матери, так тряпочка „Mai-ана" охраняет ребенка от злого духа после рождения» [Каруновская Л.Э., 1927. С. 27]. Судя по тому, что в названии этой тряпочки Mai означает имя богини Умай, она считалась оберегом или символом богини Умай, культ которой широко распространен среди тюркоязычных народов. Эта тряпочка переходила от одного ребенка к другому, а в том случае, когда ребенок погибал, ее сжигали.

Если ребенок покидал колыбель на какое-то время, мать на его место клала нож (для мальчика) или ножницы (для девочки). Считалось, что тогда злые духи не смогут занять место ребенка. Иногда вместо ребенка в колыбель клали полено. Хакасы полагали, что злые духи не смогут преодолеть подобную преграду, если правильно выбрано дерево. К сожалению, мне не удалось выяснить породу дерева. Но можно допустить, что скорее всего это была черемуха, которая считалась у хакасов деревом, обладающим очищающей силой.

Страницы: 1 2 3 4

Похожие материалы:

Происхождениие. Территория проживания
Караимы сформировались как этнос в Крыму. Современная наука относит их к тюркской группе алтайской семьи народов. Тюркский язык и образ жизни древних караимов в необычном сочетании с исповеданием Ветхого Завета давно привлекли внимание уч ...

Жизнь и период раннего творчества Г.И. Гуркина
Григорий Иванович Гуркин родился в 1870 году в селе Улала (ныне Горно-Алтайск) Бийского уезда Томской губернии в семье кустаря-алтайца из рода Чорос. Мальчиком Гуркин учился в миссионерской школе родного села, а в свободное время часто за ...

Проблема периодизации шишкинских петроглифов
Наибольшую проблему для исследователей представляет периодизация наскальных рисунков. Главными исследователями шишкинских петроглифов являются выдающийся советский археолог, академик АН СССР Алексей Павлович Окладников и иркутский ученый, ...