Обряды, связанные с рождением ребенка

Страница 2

Прежде хакасы проводили еще один праздник, связанный с рождением ребенка. На нем проходил церемониал обряда кiн тойы («торжество отпавшей пуповины»). В этот день (обычно это третий день после рождения) в дом приходили соседи, пожилые, уважаемые люди, родственники. Закалывался баран, варилась ритуальная каша потхе. Отпавшую пуповину зашивали в кожаный мешочек или заворачивали в ткань и хранили в доме, чаще всего в сундуке матери. Главным же событием этого праздника являлось захоранивание последа (пала iнезi). После рождения ребенка повитуха тщательно промывала послед водой, обмазывала маслом и укладывала на кусочке бересты в изголовье ребенка. На кiн тойы происходило захоранивание последа, которое производили в жилище (в таком месте, где никто не мог наступить на него, или в той части юрты, где родился ребенок, или под кроватью супругов, или на женской половине юрты). Иногда захоранивали послед недалеко от дома, в хозяйственных постройках или около них (также в таком месте, где никто не мог случайно или преднамеренно обнаружить его, не могла вырыть собака и т.д.). Kiн тойы проводили обязательно, считали, что без этого действия обряда ребенок не будет долго жить. Для захоранивания специально выкапывалась небольшая ямка определенной глубины, величина которой зависела от того, ждали ли еще в семье появления детей. Если женщина решала больше не рожать, то послед захоранивался очень глубоко. Обычно этот обряд проводила повитуха, причем делала она это втайне от всех, т. к. могло быть своеобразное посягательство на послед со стороны бездетных семей.

Дно ямки выстилалось белым войлоком или берестой. Послед в мешочке из белой ткани или войлока опускался в нее (предварительно его окуривали богородской травой, осыпали зерном и табаком). Иногда в ямку, поверх последа, клали ритуальную кашу потхе. После засыпки землей вокруг ямки втыкалось в землю или укладывалось девять березовых палочек, их могли также положить в ямку вместе с последом. Здесь нам кажется интересным сопоставление этого обряда с обрядом сеока Хызыл во время родового моления таих. Во время исполнения обряда представители сеока строили своеобразный «дом» из нескольких березок, составляя их в виде конуса. Такой «дом» являлся центральным культовым сооружением в обряде и олицетворял идею единства рода, символизировал священное мировое дерево, которое связывало подземный, средний и верхний миры. Схожий обряд (постройка символического «дома» из березок) известен у алтайцев во время исполнения свадебного обряда [Львова Э.Л., Октябрьская И.В., Сагалаев А.М., Усманова М.С., 1988. С. 60]. Очевидно, что хакасские женщины не просто захоранивали послед, а строили ему «дом», который должен был защитить жизненность и здоровье ребенка. Веточки березы смазывали ритуальной пищей — кашей потхе, сваренной на сметане. С последом мальчиков некоторые группы хакасов клали модель лука и стрелы, иногда монетку или астрагал. Мешочек из войлока, по представлениям хакасов, символизировал собой одежду, которая должна была дать ребенку тепло и удобство. Обереги (лучок и стрела) охраняли его от воздействия злых сил, а пищей являлась специально приготовленная каша. Завершался церемониал обходом матери и повитухи вокруг ямки с последом, они обходили ее трижды, по ходу солнца. При этом повитуха просила богиню Умай охранять ребенка, послед (также ассоциировавшийся с ребенком), дать детям а этой семье здоровье и благополучие.

Кроме этих праздников, известен еще один, посвященный появлению у ребенка первых зубов, — mic тойы (букв. «праздник зуба») [Бутанаев В.Я., 1988. С. 217]. Приглашенные гости дарили малышу всевозможные мелкие подарки, говоря при этом, что они дарятся «на зубы» (по-хакасски тicке). Этот обычай (подарок «на зубы») распространен почти повсеместно в Хакасии и поныне, причем не только в праздник mic тойы, но и в любой другой день, при первой встрече с новорожденным и т. д.

Со временем отдельные обряды, связанные с ребенком, событиями его жизни, слились в один под общим названием пала той. На нем давалось имя, захоранивался послед, дарились подарки «на зубы» и т. д.

К числу особых оберегов ребенка относилась и «рубашка» (по-хакасски она называется хапты — «мешок»), в которой он родился. Как уже говорилось во 2-й главе, ее промывали, сушили, а затем зашивали в небольшой мешочек из кожи размером приблизительно в пол-ладони взрослого человека. Мать хранила хапты в своем сундуке или в специальной шкатулке. В тех случаях, когда ребенок покидал надолго дом, мать вешала этот мешочек ему на шею. После возвращения ребенка мать снова прятала «рубашку» в свои сундук. Ребенок, родившийся в такой «рубашке», считался у хакасов счастливым и удачливым. Хакасы, уходившие на фронт во время Великой Отечественной войны, надевали себе на грудь мешочек с талисманами, у многих из них это был хапты.

Страницы: 1 2 3 4

Похожие материалы:

Культурная жизнь енисейской провинции во второй половине XIX- начале XX века
В это время признаки оживления общественно-культурной жизни Красноярска особенно рельефно проявились в сфере образования. Либеральные реформы 1860-х гг. дали ощутимый толчок для приобщения к образованию широких демократических слоев насел ...

История изученности региона
Природа Богдинско-Баскунчакского комплекса настолько уникальна, что не было и нет ни одного известного путешественника или исследователя, попавшего в низовья Волги и не посетившего эти места. Одним из первых известных исследователей этот ...

Кастильцы
Кастильцы являются по существу представителями романских народов и действительно в течение многих столетий были хранителями латинского наследия, оберегая его языковые и литературные памятники, а также его традиции в эпоху римских завоеван ...