Развитие искусства в г. Красноярске (XIX в.)

Страница 2

В первой четверти 19 века наиболее известным представителем сатирической рукописной поэзии, затрагивавшей актуальные вопросы общественной жизни Красноярска, был И.И. Варлаков красноярский чиновник, один из авторов "Енисейского альманаха". Так, И.Н. Петров в статье - некрологе И.И. Варлакову писал, что "не столько печатное, сколько рукописное сочинение покойного сделал его известным многому числу публики". Одним из важнейших социальных мотивов сатирических произведений И.И. Варлакова выступает сознание своего достоинства перед знатью человека бедного, но наделенного умом, талантом. Так, в "Послании к И.И. Коновалову" автор обращается к человеку, которого в шутку называет своим меценатом, и убеждает купить ему за это сукна на вицмундир.

Значительное рукописное литературное наследство оставил другой красноярец, Фортунат Иванович Петухов, выпускник Топольской духовной семинарии, священник, а с 1823 года - первоприсутствующий красноярского духовного правления, затем благочинный в каннском и Минусинском уездах и в Иркутской губернии, с 1865 года после пострижения в монахи - настоятель Енисейского Спасского монастыря. Он был автором ряда краеведческих работ, лично общался и переписывался с П.А. Словцовым, тобольским краеведом И. Сулоцким, членами общества "Беседы о Енисейском крае" и А.П. Степановым.

В 1852 году за краеведческие заслуги Ф.И. Петухова избрали членом - сотрудником Императорского Русского Географического общества. Перу Ф.И. Петухова принадлежали и стихотворения обличительного характера. В одном из них, написанном в 1826 году в Красноярске, осуждалось взяточничество местных чиновников, их склонность к пьянству.

Не прерывались традиции рукописной литературы Енисейской губернии после увольнения просвещенного губернатора А.П. Степанова и ужесточения внутренней политики "охранительного" царизма Николая 1 в 30-40 годы 19 века. Так, когда 9 сентября 1849 года обрушились верхние своды и колокольня нового кафедрального собора в Красноярске, то по городу и всей Сибири долго ходила язвительная эпиграмма неизвестного автора "К падению Красноярского собора". [1]

Видным представителем сатирической рукописной поэзии в эти годы стал "невольный житель" Сибири, "забытый ее поэт" и прозаик, человек, лично и по взглядам близкий к писателю декабристу А.А. Бестужеву-Мароинскому, бывший морской офицер, чиновник и служащий М.А. Александров. С 1841 года он жил в Красноярске, затем в Иркутске, а последние годы - в Канске, где и умер в крайней нищете.

В неопубликованной поздней лирической поэме "К Енисею" автор, который сам несколько лет служил на приисках в северо-енисейской тайге, резко осудил капиталистическую действительность, изобразил Сибирь как страну капиталистов, как царство богатства и беспросветной нищеты.

Самобытным, наиболее демократичным по происхождению и во многом по своему социальному содержанию было творчество поэта-самоучки из местных казаков В. Сурикова.

Очевидно, во второй половине 50-х годов В. Суриков вышел в отставку. С 1861 года он служил в городе Енисейске у друга полицейского пристава Артемьева письмоводителем, затем последовал за ним в том же качестве в село Каратуз Минусинского округа, где Артемьев был избран заседателем. Дальнейшая судьба его неизвестна.

О содержании и направленности произведений В. Сурикова мы узнаем из статьи известного общественного деятеля и областника П.М. Головачева, который в начале 30-х годов 19 века, в Енисейске у золотопромышленника В.И. Барташева познакомился с коллекцией писем и стихотворений В. Сурикова, а так же с альбомом его карикатур и многими экземплярами рукописной газеты "Шаман, или Сойотская иллюстрация".

В стихотворении "Енисейское утро" автор "изображает пеструю коллекцию людей различных наций и профессий, которых можно было встретить зимой на улицах "Золотого города" - евреи, киргизы, татары, поляки, немцы, актеры, музыканты, шарманщики, разносчики". [5]

В сатире "Бал наизнанку" сочно изображен шумный, безобразный суточный кутеж местных чиновников, богачей и франтов. Стихотворение "Наши туманные картины" описывает местных чиновников - пьяниц и взяточников, так называемых "иностранцев" - летучий сброд людей различных национальностей; наконец, "граждан" - более постоянных обывателей тоже с разных концов Сибири и России, разбогатевших и всплывших на поверхность.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие материалы:

Обработка шкур
Инструментами для обработки шкур копытных зверей являлись разного рода скребки (шидывун, нючивун, чучун), кожемялки (кэдэрэ) и ножи для разрезания. Все они хранились в длинной, богато орнаментированной сумке (ук, урук, кэдэрэрук) и были п ...

Итоги третьего поколения
Автор известных воспоминаний А.Т. Болотов видел в последние годы в московском демидовском доме собрание картин Никиты Акинфиевича и любовался американскими птичками колибри. О владельце этих редкостей мемуарист пишет, что наряду с любезно ...

Шаманизм в Забайкалье
Манекен шаманки. XIX в.Отношение эвенков к природе и окружающему миру нашло свое отражение во множестве запретов, поверий и обрядов, пронизывающих все стороны хозяйственной жизни. В большинстве обрядов главную роль играл шаман как посредн ...