Основные вехи развития округа, храмовое строительство во второй половине XVIII в. – первой половине XIX в.

Страница 11

Получив от отца около 3,5 тысяч ревизских душ вотчинных крепостных крестьян в трех регионах России, Николай Демидов оставил своим наследникам имения уже в девяти губерниях с более чем 13 тысяч душ. Были куплены имения князя В.С. Трубецкого в Московской губернии, Ф.П. Балк-Полева в Орловской губернии, князя Н.П. Оболенского, княгини Е.П. Гагариной и графа К.В. Нессельроде в Рязанской губернии, князя М.П. Голицына в Калужской губернии, И.Н. Дурново в Тульской губернии, М.П. Дурново и А.А. Демидова в Вятской губернии, Н.Н. Сушкова в Новгородской губернии, графа П.А. Разумовского в Черниговской губернии, П.В. Лукашевича и графа А.П. Завадовского в Херсонской губернии.

Вместе с тем, в ходе своих путешествий по железным и прочим фабрикам в Англии, Германии и Франции Демидов не мог не заметить различий в организации труда на европейских и его уральских заводах. Он заметил, работники в Париже в 1820 году работают более производительно, так как дело идет за деньги. Признавая, что французские рабочие гораздо слабее уральских мастеровых физически и интеллектуально, но из-за денег начинают работать до позднего вечера и нередко продолжают в ночное время со свечами. По рекомендации хозяина на заводах Нижнетагильского округа стали вводить различные виды сдельных плат, а также чаще прибегать к вольному найму в тех отраслях хозяйства и видах работ, где это было возможно и выгодно. Николай Никитич заложил основы нового отношения к крепостным работникам, утвердившегося на Нижнетагильских заводах в первой половине XIX века. Мотивацией его явилось вполне прагматичное представление владельца о том, что притеснять работников нельзя, необходимо справедливое отношение к ним. Николай Демидов считал, что угнетение мастеровых принесет больший вред заводчику, который несет от этого материальный урон.

В результате одним из первых среди уральских заводчиков Демидов стал проводить патерналистский курс в своей социальной политике, который был ориентирован на удовлетворение материальных и культурных потребностей горнозаводского населения с целью увеличения производительности крепостного труда. Хотя попечительские расходы серьезно обременяли заводский бюджет и повышали себестоимость заводской продукции, последствия его, по мнению Демидова, оказывались более весомыми. Эта политика привела к установлению на заводах относительной социальной гармонии, выразившаяся в отсутствии массового движения крепостных и формировании культа заводчика (активно поддерживавшегося самим Демидовым). Тагил в то время начал превращаться в один из крупнейших культурных центров Урала и провинциальной России.

Николай Никитич Демидов умер 22 апреля 1828 г. во Флоренции, но по собственному (и в контексте патерналистского курса вполне понятному) желанию был похоронен в своем уральском имении – на Нижнетагильском заводе, Наследниками остались два его сына: 30-летний Павел и 15-летний Анатолий (жена Елизавета Александровна умерла еще в 1818 г.). Прибывший во Флоренцию П.Н. Демидов не обнаружил никакого завещательного акта. Но в Петербурге, писал он дяде Д.Н. Дурново, есть духовное завещание 1824 года, по которому Николай Никитич Демидов оставил все свое движимое и недвижимое имущество свои сыновьям. По тому же завещанию Н.Н. Демидов назначил старшего сына и шурина опекунами над младшим сыном до его совершеннолетия. По реестру и описи имущества, составленных после кончины Николая Никитича, общее недвижимое имение, принадлежавшее ему в России, состояло из прежнего числа девяти заводов Нижнетагильского округа (10 681 ревизских душ по 7-й ревизии) и 13 заводских деревень в Верхотурском уезде Пермской губернии. А также в имение входили вотчины в Московской, Тверской, Рязанской, Калужской, Тульской, Новгородской, Вятской и Черниговской губерниях, экономии Демидовка и Заводовка около Одессы. Демидову также принадлежали три дома в Москве (в Пятницкой, Тверской и Басманной частях), два – в Петербурге (один на Васильевском острове и другой на Невском проспекте, купленный в 1825 г. у наследниц графа Головина; дом на Большой Морской, полученный в приданое за Е.А. Строгановой, был продан), два – в Казани и по одному – в Павловске, Риге, Киеве, Одессе, Нижнем Новгороде, Перми и Лаишеве. Все число завещанных душ по сравнению с полученным Николаем Никитичем наследством возросло более чем в два раза и составляло 24 396, а с учетом прибылых после ревизии - 26 399 ревизских душ в десяти губерниях России.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Похожие материалы:

Вологда в XV-XVI веках, история строительства Кремля. Софийский собор – памятник архитектуры XVI в.
Много трагического видела Вологда. Ее брали в 1435 году войска мятежного князя Василия Косого. Потом сюда сослали пленного и ослепленного князя Василия II, которому Вологда была отдана в вотчину. Затем город был разорен отрядами «вора» Дм ...

Жизнь и период раннего творчества Г.И. Гуркина
Григорий Иванович Гуркин родился в 1870 году в селе Улала (ныне Горно-Алтайск) Бийского уезда Томской губернии в семье кустаря-алтайца из рода Чорос. Мальчиком Гуркин учился в миссионерской школе родного села, а в свободное время часто за ...

Трактовка национального характера в трудах отечественных и зарубежных ученых
Поскольку термин «национальный характер» не является исконно и исключительно литературоведческим термином, но разрабатывался другими областями гуманитарного знания, – философией, этнологией, антропологией, культурологией, лингвострановеде ...