Основные вехи развития округа, храмовое строительство во второй половине XVIII в. – первой половине XIX в.

Страница 11

Получив от отца около 3,5 тысяч ревизских душ вотчинных крепостных крестьян в трех регионах России, Николай Демидов оставил своим наследникам имения уже в девяти губерниях с более чем 13 тысяч душ. Были куплены имения князя В.С. Трубецкого в Московской губернии, Ф.П. Балк-Полева в Орловской губернии, князя Н.П. Оболенского, княгини Е.П. Гагариной и графа К.В. Нессельроде в Рязанской губернии, князя М.П. Голицына в Калужской губернии, И.Н. Дурново в Тульской губернии, М.П. Дурново и А.А. Демидова в Вятской губернии, Н.Н. Сушкова в Новгородской губернии, графа П.А. Разумовского в Черниговской губернии, П.В. Лукашевича и графа А.П. Завадовского в Херсонской губернии.

Вместе с тем, в ходе своих путешествий по железным и прочим фабрикам в Англии, Германии и Франции Демидов не мог не заметить различий в организации труда на европейских и его уральских заводах. Он заметил, работники в Париже в 1820 году работают более производительно, так как дело идет за деньги. Признавая, что французские рабочие гораздо слабее уральских мастеровых физически и интеллектуально, но из-за денег начинают работать до позднего вечера и нередко продолжают в ночное время со свечами. По рекомендации хозяина на заводах Нижнетагильского округа стали вводить различные виды сдельных плат, а также чаще прибегать к вольному найму в тех отраслях хозяйства и видах работ, где это было возможно и выгодно. Николай Никитич заложил основы нового отношения к крепостным работникам, утвердившегося на Нижнетагильских заводах в первой половине XIX века. Мотивацией его явилось вполне прагматичное представление владельца о том, что притеснять работников нельзя, необходимо справедливое отношение к ним. Николай Демидов считал, что угнетение мастеровых принесет больший вред заводчику, который несет от этого материальный урон.

В результате одним из первых среди уральских заводчиков Демидов стал проводить патерналистский курс в своей социальной политике, который был ориентирован на удовлетворение материальных и культурных потребностей горнозаводского населения с целью увеличения производительности крепостного труда. Хотя попечительские расходы серьезно обременяли заводский бюджет и повышали себестоимость заводской продукции, последствия его, по мнению Демидова, оказывались более весомыми. Эта политика привела к установлению на заводах относительной социальной гармонии, выразившаяся в отсутствии массового движения крепостных и формировании культа заводчика (активно поддерживавшегося самим Демидовым). Тагил в то время начал превращаться в один из крупнейших культурных центров Урала и провинциальной России.

Николай Никитич Демидов умер 22 апреля 1828 г. во Флоренции, но по собственному (и в контексте патерналистского курса вполне понятному) желанию был похоронен в своем уральском имении – на Нижнетагильском заводе, Наследниками остались два его сына: 30-летний Павел и 15-летний Анатолий (жена Елизавета Александровна умерла еще в 1818 г.). Прибывший во Флоренцию П.Н. Демидов не обнаружил никакого завещательного акта. Но в Петербурге, писал он дяде Д.Н. Дурново, есть духовное завещание 1824 года, по которому Николай Никитич Демидов оставил все свое движимое и недвижимое имущество свои сыновьям. По тому же завещанию Н.Н. Демидов назначил старшего сына и шурина опекунами над младшим сыном до его совершеннолетия. По реестру и описи имущества, составленных после кончины Николая Никитича, общее недвижимое имение, принадлежавшее ему в России, состояло из прежнего числа девяти заводов Нижнетагильского округа (10 681 ревизских душ по 7-й ревизии) и 13 заводских деревень в Верхотурском уезде Пермской губернии. А также в имение входили вотчины в Московской, Тверской, Рязанской, Калужской, Тульской, Новгородской, Вятской и Черниговской губерниях, экономии Демидовка и Заводовка около Одессы. Демидову также принадлежали три дома в Москве (в Пятницкой, Тверской и Басманной частях), два – в Петербурге (один на Васильевском острове и другой на Невском проспекте, купленный в 1825 г. у наследниц графа Головина; дом на Большой Морской, полученный в приданое за Е.А. Строгановой, был продан), два – в Казани и по одному – в Павловске, Риге, Киеве, Одессе, Нижнем Новгороде, Перми и Лаишеве. Все число завещанных душ по сравнению с полученным Николаем Никитичем наследством возросло более чем в два раза и составляло 24 396, а с учетом прибылых после ревизии - 26 399 ревизских душ в десяти губерниях России.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Похожие материалы:

Андрей Павлович Зенков в истории города Алматы
История Верного, этапы его строительства неразрывно связаны с династией Зенковых. Павел Матвеевич Зенков – выходец из Тобольской губернии, прибыл в Верный вместе с семьей в 1867 году. Имея опыт строительной деятельности, «вольный архитект ...

Локализация областей
Впервые Городец упоминается под 1172 г. Вероятно, этот город был построен после похода 1164 г. Археологический материал подтверждает, что Городец основан во второй половине XII в. Несмотря на это, А.Ф. Медведев, производивший здесь раскоп ...

Структура цыганской общины
Социальная структура цыганской общины - это практически структура касты. Поскольку традиционная форма социальной организации лучше всего сохранилась у цыган-лудильщиков (кэлдэраров), будет правильным рассматривать её функцирование именно ...