Стереотипы восприятия особенностей национального характера русских и немцев

Страница 1

В психологической науке проблеме этнических авто- и гетеростереотипов посвящено немалое количество исследований, включающих, в частности, анализ этнических стереотипов отдельных народов, населяющих Россию.

Между тем учеными неоднократно отмечалось, что этнические стереотипы как образы этнических общностей отражают объективную реальность: свойства двух взаимодействующих групп и отношения между ними. Справедливо подмечено, что «если автостереотип – это наш образ «для других», а гетеростереотип – «образ других для нас», то совпадения семантических структур этих образований отражают реальный компонент этнического образа». Исследователи подчеркивают, что именно «от характера межэтнических отношений – сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения – зависят основные измерения стереотипов – содержание, направленность и степень благоприятности, а, в конечном счете, - степень их истинности»[16,156].

Всего в исследовании участвовало 352 немецких и русских студентов университетов Германии и России. На первом этапе российская выборка включала 148 человек, немецкая выборка состояла из 66 человек. На втором этапе российская выборка включала 83 человека, немецкая выборка состояла из 55 студентов.

Основой предварительного этапа исследования послужила методика «Психосемантический анализ стереотипов характера», предложенная Д. Пибоди в адаптации А. Г. Шмелева [9].

На втором этапе исследования, на основании результатов, полученных на предварительном этапе, нами был разработан сокращенный вариант методики Д. Пибоди и А.Г. Шмелева, в основу которого легли отобранные нами из методики качества.

Для сравнения результата, полученного при помощи данного метода с результатами, получаемыми при помощи новейших имплицитных методов, нами была предложена модификация теста ГНАТ Б. Носека и М. Банаджи.

Сравнивая полученные данные с данными Д. Пибоди и А.Г. Шмелева (1985, 1993), можно сделать вывод о достаточно высокой степени стабильности как автостереотипных так и гетеростеретипных образов «типичного русского» и «типичного немца». Корреляции между автостереотипным объектом «типичный русский» в нашем исследовании и исследовании А.Г. Шмелева (r = 0,65; p<0,001), а между образом «типичного немца» в нашем исследовании и в исследовании Д. Пибоди (r=0,72; p<0,001). Для гетеростереотипных объектов эти связи оказались еще более значимыми: для объекта «типичный русский» в представлении немцев из нашего исследования и исследования Д. Пибоди (r=0,84; p<0,001), для объекта «типичный немец» между нашими испытуемыми и испытуемыми в исследовании А.Г. Шмелева (r=0,88; p<0,001). В тоже время детальное рассмотрение стереотипных черт позволяет сделать вывод о том, что в содержании этнических стереотипов произошли значительные изменения. Так в автостереотипе «русского» осталась лишь одна дезадаптивная черта, оказавшаяся к тому же и не слишком выраженной. Русского оценивают скорее как приспособленного, нежели как практичного (t = 2,07; p < 0,05). В исследовании А.Г. Шмелева таких дезадаптивных черт у русского было больше: русский был скорее инертным, нежели спокойным, скорее неуверенным, чем застенчивым, скорее непрактичным, чем принципиальным, скорее бесшабашным, чем смелым, скорее жестким, чем твердым, заторможенным и одновременно импульсивным. В своем относительном выражении наблюдается следующая трансформация образа «типичного русского», пусть местами еще и не ставшая ярко выраженной: из негибкого русский стал гибким, раскрепощенным, перестал быть непрактичным, он стал веселее, скорее расточительным, чем бережливым, скорее уверенным, чем неуверенным, а также стал скорее возбужденным и активным, нежели спокойным и инертным. Он сделался менее бесшабашным и бестактным и более боевитым. Не остался неизменным и автостереотипный образ «типичного немца», хотя его изменения и оказались менее значимыми. Прежде всего, в представлении немцев «типичный немец» стал более критичным, избирательным и ленивым, менее бережливым и зависимым. Таким образом, сравнение результатов нашего исследования с более ранними исследованиями Д. Пибоди и А.Г. Шмелева позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на сохранение определенных качеств, традиционно приписываемых русским и немцам, в настоящее время имеет место и активный процесс трансформации стереотипных этнических образов. Наша гипотеза подтвердилась - наибольшим изменениям оказался подвержен автостереотипный образ «русского», в трансформации которого заметна явная динамика – этот образ становится более активным, динамичным, практичным, уверенным, отражающим ценности «западного» образа жизни у современной российской молодежи.

Результаты второго этапа исследования, должны были дать ответ на вопрос о том, насколько будут отличаться этностереотипы, если для их выявления параллельно будут использоваться как традиционный опросник, предполагающий сознательный ответ испытуемого, так и современный имплицитный тест, позволяющий выявить неконтролируемый и возможно неосознаваемый ответ испытуемого [9].

Страницы: 1 2 3 4 5

Похожие материалы:

Границы района и расположение
Граничит с районами: Красногвардейским – граница идет от пересечения оси Обводного канала с осью реки Невы, проходит на юго-восток по оси реки Невы до оси Финляндского моста, далее по оси Финляндского моста на северо-восток до западной с ...

Финансовые дела
В октябре 1772 года московская контора в подробном письме сообщала Н. А. Демидову, что главный покупатель — английский купец Ригель, отказался платить за железо с момента отъезда за границу, “а хотя на нужные по заводском векселям платежи ...

Развитие материальной культуры казахов в 16-18 вв.
Самобытная материальная культура казахов продолжала развиваться и обогащаться. Кочевой образ жизни обусловил тип, форму одежды, специфику предметов хозяйственного и бытового назначения. Скотоводство Основной отраслью хозяйства продолжало ...