Стереотипы восприятия особенностей национального характера русских и немцев

Страница 5

Таким образом, можно сделать следующие выводы

Несмотря на сохранение ряда качеств, традиционно приписываемых русским и немцам, за последние 15 – 20 лет произошли серьезные изменения в содержании их авто- и -гетеростереотипов:

Как и ожидалось, наибольшим изменениям оказался подвержен автостереотипный образ русского: из негибкого он стал гибким, раскрепощенным, перестал быть непрактичным, он стал веселее, скорее расточительным, чем бережливым, скорее уверенным, чем неуверенным, а также стал скорее возбужденным и активным, нежели спокойным и инертным. Таким образом, в трансформации автостереотипа русских наблюдается явная динамика – этот образ становится более активным, динамичным, практичным, уверенным, что является отражением ценностей «западного» образа жизни;

В восприятии русских немцами следует отметить следующие произошедшие изменения: немцы более не считают русских осторожными. В их восприятии русские стали менее критичными, менее твердыми, менее спокойными, менее умными, менее трудолюбивыми;

В восприятии немцами самих себя «типичный немец» стал более критичным, избирательным и ленивым, менее бережливым и зависимым;

В восприятии немцев русскими наибольшие изменения наблюдаются по шкале «бережливый – расточительный». Если в исследовании Д. Пибоди, А.Г.Шмелева и др. (1993) русские студенты воспринимали немца скорее как расточительного, то современные студенты однозначно считают его бережливым, что лучше соответствует представлениям немцев о самих себе. Кроме того, немцы в представлении русских из агрессивных стали миролюбивыми, менее придирчивыми, менее боевитыми, менее смелыми и менее жесткими;

Расхождение между образами «Я-реальное» и «Я-идеальное» выявленное у немецкой выборки может рассматриваться, с одних позиций, как источник фрустрирующих переживаний, признак дезадаптированности и психического неблагополучия, с другой стороны, такое расхождение является необходимым элементом самоконтроля, мотивационной направленности на достижение собственных идеалов, признаком психологической зрелости. При этом оценка немцами самого себя «Я-реальное» и их идеал «Я-идеальное» ближе к их образу гетеростереотипному русского, чем к автостереотипному образу немца. Оценка русскими самого себя («Я-реальное») ближе к их автостереотипному образу русского, чем к гетеростереотипному образу немца, в то время как идеал русских («Я-идеальное») ближе к гегетеростереотипному образу немца, чем к автостереотипному образу русского.

При изучении особенностей этностереотипов эксплицитные и имплицитные методы измерения приводят к разным результатам. При этом степень рассогласования между прямыми и косвенными оценками, как и ожидалось, оказалась более выраженной в немецкой выборке. Причиной этого может в какой-то степени быть фактор социальной желательности, который оказывает влияние на оценки немецких студентов, проявляющих большую осторожность в своих прямых высказываниях в случае эксплицитного измерения. Однако, мы полагаем, что основная причина возникших расхождений обусловлена различиями в конструктах, на базе которых строятся эти оценки – личностные или социальные убеждения – в случае эксплицитно измерения и культурные коллективные представления, являющиеся отражением ценностей (в нашем случае - общеевропейских) в случае имплицитного измерения.

Содержание имплицитных стереотипов в меньшей степени соответствует социальным ожиданиям, чем эксплицитных, которые являются более социально зависимыми, конвенциальными. Так степень предпочтения своей собственной группы наиболее явно проявляется в стереотипах, полученных именно в ходе имплицитного измерения, когда испытуемые не в состоянии контролировать свои ответы, в то время как при эксплицитном измерении наблюдается менее однозначная картина.

Значение критерия истинности исследуемых этнических стереотипов зависит от того, какой конкретный параметр берется в качестве показателя соответствия авто- и гетеростеротипов и, по-видимому, должно по-разному определяться в зависимости от методического и содержательного контекстов.

Имплицитный метод в большей степени выявил сходство (наличие общего признака) а эксплицитный – различия (дифференцирующего признака) в оцениваемых объектах «русский» и «немец». Имплицитный метод выявил наличие в представлениях о русских и немцах тех качеств, которые присущи представителям обоих этносов, принимавших участие в исследовании (т.е. и русским и немцам) –– эту общность предположительно можно обозначить как «европейцы». Возможно, что имплицитный метод выявил общий для русских и немцев культурный архетип, что исторически вполне оправданно, поскольку и германцы и славяне имеют общие индоевропейские корни и их глубинные ценности могут быть сходными. Этот вывод хорошо согласуется с точкой зрения М. Олсона и Р. Фезио, рассматривающих полученные при помощи имплицитных методов стереотипы как некую общую культурную норму или внеличностные ассоциации в противовес личностным ассоциациям, измеряемым при помощи прямых методов.

Страницы: 1 2 3 4 5 

Похожие материалы:

Петрашевцы Ф.М. Достоевский и С.Ф. Дуров
Таким же увидели Омск в 1850 году представители следующего поколения политических изгнанников: петрашевцы Федор Михайлович Достоевский и Сергей Федорович Дуров (1816-1869). Уже покидая в 1854г Омск, Достоевский характеризовал его нелестно ...

Карачев
Известно, что еще в XVI веке в Карачеве, в пригородной слободе Бережках, существовал монастырь - Тихонова Воскресенская мужская пустынь. Предание гласит, что в это время, а возможно позже, иеромонах Тихон «подвизался» на столпе, возвышавш ...

Архитектурный памятник начала XIX века
Здание бывшего дворянского собрания (ул. III Интернационала, 33) Здание бывшего дворянского собрания находится на площади Свободы. Оно построено в классическом стиле в 1826 году и отли­чается красивыми пропорциями, стройным портиком из ...