Обряды интеграции ребенка в мир людей

Страница 4

У хакасов не делали первую одежду ребенка из новой ткани, т. к. считали, что с новой тканью к ребенку может пристать злой дух. К тому же все новое должно быть только у покойника. Пеленки нельзя было выносить для просушки за пределы пространства жилища. Если в семье болели, умирали дети, то вновь рожденному шили чехол из выделанных шкур собаки [Бутанаев В.Я., 1988. С. 218].

Первой верхней одеждой ребенка после пеленок была распашная, прямая по крою одежда из ткани. Прежде чем надеть одежду на тело ребенка, сначала набрасывали ее на щенка или котенка. Такой акт символизировал передачу младенцу силы и выносливости собаки, а также очищение.

Когда ребенок начинал ходить, ему шили комплект верхней одежды, штаны, шапочку, сапоги. Пока дети не умели самостоятельно оправляться, на штанах делали спереди разрез для мочеиспускания и испражнений. Материал, покрой одежды для детей были теми же, что и для взрослых. Единственное, что отличало детскую одежду, так это большая украшенность вышивкой и обилие оберегов. Под воротник шубы снаружи пришивали продолговатую перламутровую раковину (раковина каури — чiленмес, сур), которая охраняла ребенка. Такую же раковину пришивали на шапку и плечи шубы. Под рукава или иногда под воротник прикрепляли маленькие колокольчики с «глухим» низом (хунра). Такие колокольчики должны были, по представлениям хакасов, охранять жизненную силу (кут) ребенка от посягательства со стороны злых духов. Обувь детям шили из шкур ягнят, овец, из кожи, обувь девочек украшали вышивкой. Нарядную обувь шили из белой овчины, ее также вышивали.

Родители старались шить детям новую одежду (хотя бы новую рубаху или платье) раз в год. Иногда детей одаривали новой одеждой или тканью родственники, крестная или семьи, благодарные ребенку за какую-либо оказанную им услугу и т. д. Чаще всего для детской одежды использовали старую одежду взрослых. А в тех случаях, когда благосостояние семьи не позволяло обеспечивать ребенка новой одеждой, ему к какому-либо празднику пришивали на одежду яркую заплатку.

Получая имя, ребенок вводился в мир людей, приобщался к социальным связям. Этому способствовал и обычаи рифмования имен в семье (анафора, эпифора), и то, что при обряде имянаречения присутствовали родственники и соседи семьи. В семейной традиции хакасов имя ребенку давалось сразу после рождения или спустя некоторое время. По религиозным представлениям хакасов, существовала сверхъестественная связь человека, его души (кут) и его имени (am). Имя ребенку давалось один раз, и считалось, что именно оно определяет жизненный путь человека и судьбу, оберегает его от злонамеренных сил.

В редких случаях давали имя давно умершего предка, обычно чем-либо прославившегося, считая, что ребенок, повзрослев, повторит судьбу героя, вырастет похожим на него. Ребенка могли назвать именем какого-либо легендарного богатыря или народного героя, поэтому среди хакасов еще в начале XX в. одним из самых распространенных мужских имен было Олка (так звали одного из богатырей народного эпоса).

В то же время по имени ребенка окружающие могли узнать, к какому роду или семье он относится. Поэтому нередко дети в семье получали имена, начинающиеся с одной буквы, или одинаковыми были первые две-три буквы (анафора — тождество начальной части имен) [Никонов В.А., 1973. С. 84].

Близкие родственники ребенка и несколько весьма уважаемых людей аала, улуса долго совещались, прежде чем выбрать для новорожденного подходящее имя. При этом учитывались время появления человека на свет, погода в тот день, история семьи, рода и т. д. Подобный выбор имен был распространен у многих народов мира. Ребенку давали имя на празднике пала той. Но все же чаще хакасы давали «случайное» имя ребенку, называя его по первому предмету, который видели уважаемые пожилые люди, или отец, или дедушка сразу же после того, как они получали известие о рождении ребенка. При этом существовал ряд примет. Если люди, вышедшие на улицу, встречали корову или собаку, это считалось очень большой удачей для ребенка — тогда он будет долго и счастливо жить. Ребенка называли соответственно увиденному — Инек (корова) или Адай (собака), часто прибавляя прилагательное, обозначающее цвет. Хуже всего было, если первой попадалась женщина с пустым ведром. Тогда, чтобы оградить ребенка от несчастья, неминуемо следующего за этим печальным событием, давали ничем не выделяющееся, неприметное имя, чтобы злонамеренные силы не обратили на ребенка своего внимания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Похожие материалы:

Бурятский забайкальский комплекс
Буряты – древний народ, живущий в районе Байкала. По данным археологии, истоки бурятского этноса уходят в глубины бронзового века. В 17 веке, ко времени прихода в Забайкалье русских казаков, основу хозяйства бурят составляло экстенсивное ...

Восприятие цвета в культуре Японии
Мысль о том, что выбор цвета определяется не только личным предпочтением, или, например, модой, а скорее определяется неподвластными времени законами, сначала может показаться абсурдной и навязчиво ограничивающей. Но при более глубоком ра ...

Историческая справка
В 1681 г. из Албазина в устье Амура прошел отряд из 18 казаков под командованием Сенотрусова. 8 декабря 1858 г. по инициативе губернатора Восточной Сибири графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского на основании Высочайшего Указа из ча ...