Типы и состав семьи

Страница 5

В этой связи вновь хотелось бы остановиться на термине uja. C.Е. Малов в сочетании elig ujam adïrïltim ‘от своих пятидесяти родственников я отделился’ переводил uja как 'гнездо, родственник(и)' со ссылками в указателе на Махмуда Кашгарского, а в сочетании uja alp er первого памятника с Алтын-кёля как "наследственный муж герой" [Малов С.Е., 1952. С. 36 - 37]. С.Г. Кляшторный читает иначе: «Храбрые воины (нашего) рода-племени (вариант: "мы родичи, храбрые воины")» [Кляшторный С.Г., 1994. С. 203]. Имеется в виду именно кровное родство, как мы говорили ранее. Кормушин И.В. дает перевод "сородичи", отметив в примечании, что это - "пока до конца не попятное место в надписи". Далее он добавляет: "Общий смысл данной фразы . я вижу в том, что богиня Умай сотворила клан Барсов людьми умелыми и отважными, а это принесло им богатство" [Алтын-Арыг, 1988. С. 240].

Uja (хакасское — уйа

) сохранилось в современном хакасском языке в следующих значениях: 'гнездо', 'колено', 'поколение' (в генеалогическом смысле), улавливается и 'семья'. Как нам кажется, мысль И.В. Кормушина о том, что в памятнике Е-28 (Алтын-кёль I) речь идет о клане Барсов, достаточно продуктивна [Алтын-Арыг, 1988. С. 240]. Близок к ней и перевод С.Г. Кляшторного - "род-племя" [Кляшторный С.Г., 1994. С. 204]. Конечно, едва ли есть убедительные данные, позволяющие определить uja как клан в понимании Мердока: с однолинейным счетом происхождения, сплачивавшим его ядром, территориальным единством и социальной интеграцией внутри клана, с включением лиц, пришедших по браку [Murdok G.P., 1949. P. 68].

В настоящее время трудно однозначно ответить на вопрос о семантике рассматриваемого термина в раннее средневековье [Угдыжеков С.А., 2003. С. 56]. Наличие в uja значения «гнездо» позволяет видеть в нем древнее название какого-то подразделения «родовой» организации. Употребление uja в третьем памятнике с Чакуля (Е-15) с числительным "пятьдесят", ставит под сомнение бытование в рассматриваемый период значения 'поколение' у данного термина, т.к. все же трудно представить реальную родословную такой протяженности. Следует полагать более вероятным существование семейно-родственного подразделения в несколько десятков человек, название которого сохранилось в хакасском языке до наших дней.

Такого рода семейные общины не являлись еще в сравнительно недавнем прошлом (вплоть до XX в.) редкостью у многих народов, что стало предметом изучения исследователей. М.О. Косвен привел сведения ряда наблюдателей по народам Кавказа: у сванов, чеченцев, грузин-карталинцев, армян они составляли около 50 человек; у адыгов, шапсугов, осетин, абхазов, западных армян, — до 100 [Косвен М.О., 1961. С. 62 - 104]. Н.А. Кисляков собрал обширные сведения о большой патриархальной семье у оседлых, кочевых и полукочевых народов Средней Азии и Казахстана, которая насчитывала: у горных таджиков – от 20 - 22 до 50 - 54 человек; у оседлых узбеков Хорезмского оазиса — от 30 до 45 человек, на севере Ферганской долины — до 60 - 70, а иногда и 100 человек. У полукочевых узбеков встречались семьи, где совместно проживали до 10 сыновей; у киргизов — 30 - 40 человек; у туркмен-йомудов — до 125 (!) домочадцев [Кисляков Н.А., 1969. С. 17 - 29]. Еще в XIX в. существовала большая семья украинцев в 40 – 50 и более человек [Симоненко И.Ф., 1957. С. 13].

Большесемейную общину находил в Сасанидском Иране М.М. Дьяконов [Дьяконов М.М., 1961], в древнем Хорезме — С.П. Толстов [Толстов С.П., 1948]. Сводку материалов о семейных общинах с братской структурой привел Ю.В. Бромлей, считавший, что "у подавляющего большинства народов наиболее архаической формой семейной общины демократического (в отличие от отцовского) типа являлась братская семья, которую вряд ли правомерно определять как патриархальную" [Бромлей Ю.В., 1981. С. 209].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Похожие материалы:

Развитие этнографических знаний в России
Развитие этнологии в дореволюционной России и в СССР.Этнографические сведения о народах Восточной и Западной Европы, об их языках и обычаях содержались в древнерусских летописях, «Слове о полку Игореве» и других памятниках. Возникновение ...

Общая характеристика источников
В работе использовались рукописные и печатные памятники делового содержания XVII в., хранящиеся в филиале Тобольского государственного архива Тюменской области. Для анализа были взяты следующие источники: I. Дозорная книга 1624 г.; II. ...

Календарный обрядовый фольклор в эпоху социализма и постсоветской истории
С приходом к власти партии большевиков календарные и религиозные обряды оказались в состоянии блокирования и запрета. Развернувшаяся под руководством партийных органов антирелигиозная пропаганда была направлена на воспитание у населения а ...