Князь Сампонтре

Страница 1

Павел Павлович Демидов родился за год до смерти отца, в 1839-м. Он не мог помнить родителя, но в своих действиях далеко, от него не ушел. Постоянно увлекался разными деловыми манипуляциями: сахароварением, американскими элеваторами, мурманскими рыбными промыслами, изданием собственной газеты “Россия”. То вдруг ввязывался в торговлю мясом диких животных, бульонными концентратами. Хватался за все, что по его расчету, могло принести скорый доход. А своими уральскими заводами почти не занимался. Все надежды на получение прибыли с них возлагал на управителей и своего главного уполномоченного — профессора права Добровольского.

Павел Павлович отличился участием в “Священной дружине” (“Добровольная охрана”), конспирированной организации придворной аристократической России в 1881— 1882 годах, которая в борьбе с революционным движением соперничала с государственной полицией, имела обширную русскую и заграничную агентуру. Как один из виднейших ее членов, заводчик ассигновал этому обществу 50 тысяч рублей. Тогда же М.Е. Салтыков-Щедрин в “Письмах к тетеньке” (1881— 1882) вывел его под сатирической фамилией “Князь Сампонтре”. Фамилия образована от шуточного украинского названия дешевых сортов табака: "сам пан тре", то есть сам барин трет.

П.П. Демидов Проявил немалую финансовую активность после реформы 1861 года, когда началось проникновение отечественного и зарубежного капитала на уральские заводы. Тагильские заводы держались дольше всех, уклоняясь от акционирования. Даже сами участвовали в проникновении своих капиталов на другие предприятия. Так, в 1873 году, когда наступил следующий этап разорения хозяйства Н.В. Всеволожского в Никитинском округе, куда входили два завода, Никитинский и Александровский, а также Луньевское месторождение каменного угля в Соликамском уезде, в числе арендаторов выступила группа уральских заводчиков. Среди них ведущее положение занимал П. П. Демидов. В итоге он скупил паи и сделался единоличным хозяином дела.

За семь лет П.П. Демидов положил в карман не менее 910 тысяч рублей, уплатив лишь 40 тысяч долгов. Новый владелец, провел неплохую финансовую операцию, имея целью захват перспективного хозяйства Никитинского округа, которое, в конце концов, присоединил к Нижнетагильскому.

Однако на своих тагильских заводах Павел Павлович был всего дважды: первый раз подростком с матерью Авророй Карловной. Во второй и последний — в 1863 году, когда приезжал на Урал уже полноправным владельцем всех заводов, миллионных владений. Ему было 22—23 года. Визит продолжался около трех недель, время проводилось на охоте или в забавах. Этот приезд Демидова стал сюжетом романа Д. Н. Мамина-Сибиряка “Горное гнездо”. Современники писателя легко узнавали в образе Евгения Лаптева наследника вырождающейся семьи крупных уральских заводчиков.

В 1880 году тагильский завод посетил известный русский металлург Д.К. Чернов. В окрестностях Нижнего Тагила приезжий долго рассматривал Высокогорский рудник, где разработки велись открытым способом.

В Русском техническом обществе 1 ноября 1880 года Чернов выступил с докладом о поездке. Высказывался он весьма энергично: “Я не могу молчать сегодня, если вижу хищническую разра6отку рудников, заимствованную у наших предков, обжигание руды в кучах или на клетках; если я вижу громадную, мокнущую под дождем кучу угля, перемешанную пополам с головешками. Я не смею молчать, когда вижу толстую безобразную каменную пирамиду с громадным племенем у жерла, в которую, выбиваясь из сил, дуют снизу шесть или восемь деревянных мехов, еле влачимых дырявым колесом”.

Говоря о причинах упадка металлургии, Чернов назвал и такую: “Иногда попадаются целые заводские округа, в которых нет ни одной личности, получившей научное техническое образование”. Демидовский завод считался одним из лучших частных заводов. Но даже и здесь молодых горных инженеров встречали неприветливо, ставили практикантами либо без определенных обязанностей с маленьких жалованием.

В июне 1885 года тело почившего в Италии Павла Павловича Демидова привезли в Тагил и поместили в усыпальницу рода Выйско-Никольской церкви. В городе долго еще были видны следы похоронной процессии. Улица была посыпана желтым песком с горы Высокой. Столбы и арки украшали зеленые гирлянды, демидовский дом – растения из оранжереи по случаю приезда вдовы княгини Е. П. Демидовой.

До своей кончины Павел Павлович успел отличиться и в благотворительности. Только за последние десять лет жизни он пожертвовал на пенсии и другие пособия в пределах России 1167840 рублей.

Кроме родового нижнетагильского имения, наследникам П.П. Демидова достались лично приобретенные почившим Иллинецкий сахарный завод в Киевской губернии. Готобужское имение около Петербурга, “Заводовчина” под Москвой, Луньевский горнозаводский округ имение Пратолино близ Флоренции в Италии, магазины и лавки в Москве, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону. Знаменитая вилла Сан-Донато, куда Демидов “убил” миллионы, была продана за долги, всего за 30 тысяч рублей.

Страницы: 1 2

Похожие материалы:

Племена Кубани в раннем железном веке
Ранний железный век датируется на Дону и Северном Кавказе VIII в. до н.э. - серединой IV в. н.э. Способ добычи железа из бурых руд стал известен еще во второй половине II тыс. до н.э. (племена срубной культуры), но в течение длительного в ...

Современное развитие и проблемы сохранения казахской культуры
Дни культуры явились ориентиром для казахского населения нашего края в духовной сфере, заставили задуматься о прошлом, настоящем и будущем казахского этноса России и послужили первоначальной основой для дальнейшего упрочения связей между ...

Дольменная археологическая культура
Культура с погребальными сооружениями в форме дольменов была распространена на значительной территории Причерноморья - от Таманского полуострова до г. Очамчири и бассейна реки Кубань, занимая в основном горно-лесные районы. Древнейшие дол ...