Механики Черепановы

Страница 1

Демидовым везло на талантливых людей. Многими из успехов на своих заводах хозяева были обязаны энтузиазму и трудовому творчеству заводских умельцев, новаторов, талантливых мастеров. Больше всего в XIX веке прославили заводы Демидовых труды механиков Черепановых, создателей первого русского паровоза и многих паровых машин. Их была целая династия.

Отношение к труду Черепановых со стороны владельцев было двоякое: с одной стороны, их поддерживали в надежде на прибыль и славу заводов от невиданных машин и механизмов, с другой — часто не оказывали никакого содействия в их работе и даже тормозили равнодушием, придирками, препонами. Тем не менее Черепановы провели большую работу по техническому оснащению демидовских заводов, много способствовали своим трудом прибыльной работе предприятий. Пробился Ефим Черепанов к высотам техники исключительно благодаря своему природному таланту и натуре. Образования он фактически никакого не имел, учился “при доме”. Отсюда и пошли все “натуральные механики” Черепановы: сам Ефим, его брат Алексей, которому Н.Н. Демидов поручил строительство “проволошных фабрик” в 1813 году; сын Ефима — Мирон, первый помощник в создании паровых машин и паровоза; племянник Аммос, создатель “парового слона” — трактора, перевозившего тяжести с Нижнетагильского на Верхне-салдинский завод.

Представителей крепостной интеллигенции Н.Н. Демидов рассматривал как разновидность личной собственности и предпочитал своих наиболее квалифицированных специалистов держать в крепостном состоянии. Он даже пытался точно определить издержки производства на некоторых. Они слагались, по его мнению, из расходов на образование, командировки на другие заводы и за границу. Так, замечательный специалист в области горно-металлургического производства, получивший разностороннее образование за границей, Фотий Ильич Швецов, стоил, по оценке Демидова, 25 тысяч рублей; мастер Алексей Черепанов — меньше, но много выше судимы в шесть тысяч, предлагаемой Черепановым для выкупа из крепостного состояния.

В 1810 году Николай Никитич получил назначение русским посланником во Флоренции, столицу Тосканского княжества. С 1815 года он жил безвыездно в этом центре притяжения многих знатных русских семей.

Нанимаемое им палаццо Серристори у моста Делла Грацио представляло пеструю смесь публичного музея с обстановкой дома русского вельможи прошлого века. Тут были французские секретари, итальянские комиссионеры, уральские конторщики, приживалки, воспитанницы и в дополнение ко всему французская водевильная труппа в полоном составе. В доме Демидова находилась также выставка малахитовых и других ценных вещей, а в саду — коллекция попугаев. Оба эти отделения были доступны флорентийским зевакам. Французские спектакли давались дважды в неделю, а затем следовал бал. Самого хозяина, разбитого параличом, перевозили из комнаты в комнату в креслах с колесами. Случалось, что Николай Никитич, рассматривая отчеты своих заводов, находил нужным вытребовать для личных объяснений во Флоренцию кого-нибудь из уральских приказчиков. И тот запрягал тройку в повозку и проезжал всю Россию и Германию, чтобы явиться к барину.

Страницы: 1 2

Похожие материалы:

Петрашевцы Ф.М. Достоевский и С.Ф. Дуров
Таким же увидели Омск в 1850 году представители следующего поколения политических изгнанников: петрашевцы Федор Михайлович Достоевский и Сергей Федорович Дуров (1816-1869). Уже покидая в 1854г Омск, Достоевский характеризовал его нелестно ...

Последователи и ученики Мокровского П.П.
Среди лучших следует отметить Сергея Александровича Сергиевского , в 1923 году окончившего медицинский факультет Казанского университета. С 1923 по 1925 год он работал врачом Вологодской губернской больницы, в 1925-1927 гг. заведовал Кар ...

Этнологический портрет Кавказа
Особенно наглядно указанные закономерности этноэволюции можно проиллюстрировать на примере Кавказского региона, арене жесточайшей борьбы народов за существование, борьбы, полной трагизма, которая не затухает и поныне. Можно ли говорить о ...