Этно-иноверцы в Имамате Шамиля

Страница 2

Сдача в плен без серьезного сопротивления (или только имитация оного) могла гарантировать не только сохранение жизни, но, зачастую, и неплохое дальнейшее существование в Имамате. Если же солдат или офицеров захватывали в плен после боя, то в этом случае горцы продавали их в рабство. Мухаммед-Тахир аль-Карахи писал: «Солдаты и снаряжение были разделены на 5 частей и распределены (по положенному порядку). Цена солдат упала настолько низко, что их даже не покупали за 10 шахов за человека».

Начальник левого фланга Кавказской линии генерал-майор Ольшевский доносил в январе 1842 г. генерал-лейтенанту Граббе: «Вашему превосходительству известно, что до сих пор наши дезертиры считались у чеченцев ясырями и принуждены были исполнять самые трудные работы. Каждый военный дезертир составлял собственность чеченца, которым был пойман. … Плохое обращение чеченцев с нашими дезертирами удерживало многих неблагонадежных солдат … от побегов».

Однако в Дагестане отношение горцев к дезертирам-перебежчикам было иное. Уже второй имам Дагестана Гамзат-Бек, «набирая мюридов, дал при себе убежище беглым русским солдатам, из которых составил роту своих телохранителей, обмундировав и вооружив их подобно…пехоте. Эта рота постоянно несла караул при его доме, а в поле – при его стоянке. Он доверял им больше, нежели мусульманам; кроме того, принял к себе одного из беглых офицеров, который очень приблизился к Гамзат-Беку». Гамзат-Бек был первым, кто создал особый корпус из русских и польских перебежчиков, среди которых немало было и офицеров.

Положение российских и польских перебежчиков улучшилось, когда имамом стал Шамиль. Согласно данным Б. Гаджиева, имам создал корпус волонтеров, насчитывавший «более 4000 человек из разных наций! Беглые стали находить в Имамате достойный приют и работу, обретали семьи. Князь Барятинский вынужден был признать, что в горах постоянно «скапливалось…довольно большое число пленных и беглых нижних чинов, которые, оставаясь между горцами долгое время, освоились с их образом жизни и нравом, а некоторые женились, прижили семейства». Часть волонтеров оставалась с Шамилем до самого конца (по одним данным – 30 русских солдат, по другим – около 100) и принимала участие в последней битве за Гуниб в августе 1859 г.

Мы не склонны идеализировать «прорусскую» политику Шамиля в Имамате (тому было много причин), но, считаем своим долгом, отметить тот факт, что многие перебежчики относились к нему с большим уважением. Уже в период пребывания Шамиля в Калуге к нему приходили побывавшие в плену солдаты.

Сведения источников опровергают взгляды сторонников концепций об изначальной «экстремистской природе ислама», о Шамиле – фанатике, об Имамате как негативном прообразе чеченской Шуры, о Кавказской войне как войне христианского креста с мусульманским полумесяцем.

Страницы: 1 2 

Похожие материалы:

Жизнь Павла I в Гатчине
Всё время обострявшиеся взаимоотношения Павла с матерью привели к тому, что после смерти Григория Орлова в 1783 году принадлежавшее покойному Гатчинское имение было передано в полное распоряжение наследника престола. Уехав из столицы в Га ...

Ремесло в городе
Городское ремесло Кузнечное дело Обработка железа в городах древней Руси отличалась от деревенской большей сложностью, большим искусством мастеров, большей разветвленностью этого ремесла. Выплавка железа велась, судя по данным Райков ...

Состояние межэтнических отношений
Этнокультурное пространство нашей страны отличается тем, что Россия также, как и СССР, сложилась как государство полиэтничное и многокультурное. Этническое «небольшинство» - это, прежде всего, народы, живущие на «своей» территории, даже е ...