Народный календарь как явление традиционной культуры

Страница 3

Синхронизация природных ритмов и хозяйственной деятельности человека привела к особой отмеченности начальных и завершающих моментов природных циклов, обрядовых комплексов, ритуалов, возрастных этапов и т.п. Магия начала и окончания ярко прослеживается в существовавших в народном сознании и актуализируемых в культурной деятельности «кругов» с относительно замкнутым пространством и временем. Круги эти имели разные масштабы – от годового круга до обыденного обряда, того, который справлялся в течение одного дня. При этом рамки, которыми оформлялось какое-либо действие, не только отгораживали, замыкали, но и соединяли, сопрягая его с другими явлениями, пластами календаря. Здесь каждый день и цикл наполнены своим содержанием (богатым или скромным) и всегда подготовлены предшествующими циклами или отрезками времени и всегда были проецированы на следующие. Особенно это касается переходных, переломных периодов - времени начал и итогов, свершений, откровений и проекций на будущее: это святки, масленица, Иван Купала, троицкий цикл и, конечно же, время уборки урожая – жатва.

Хорошо известно, что имя, по народным представлениям, не внешний, случайный знак лица, оно, как отмечено не один раз и как написано в недавно вышедшем этнолинвистическом словаре «Славянские древности», — «персональный знак человека, определяющий его место в мироздании и социуме: мифологический заместитель, двойник или неотъемлемая часть человека». Отмечена также вера в сакральность и судьбоносность имени, использование его как инструмент и объект магии, функционирование в качестве знака и (или) символа культуры. С последним мы сталкиваемся при обращении к народному календарю с его особым отношением к именам святых — покровителей того или иного дня, с особым прочтением этих имен или названий праздников, с типично фольклорным развертыванием наименования, актуальным для земледельца. Другими словами, нередко именно имя, наименование порождают обряд; развертывание имени, реализация его прямых и переносных значений (на уровне слова) оправдывает или прямо вводит конкретное действие, поступки, правила, оценки.

«Прочтение» имени святого может исходить из фактов жития соответствующего праведника или тех качеств, которые ему приписывает народная легенда. Иногда именно календарная приуроченность и определяемые ею «заботы», «обязанности» святого создают новую легенду и приводят к закреплению за святыми новых качеств. Подобных примеров использования имени собственного, названия праздника, развертывания его в действия, приметы, правила поведения и прочее, в народном календаре можно найти немало.

Страницы: 1 2 3 

Похожие материалы:

Итоги третьего поколения
Автор известных воспоминаний А.Т. Болотов видел в последние годы в московском демидовском доме собрание картин Никиты Акинфиевича и любовался американскими птичками колибри. О владельце этих редкостей мемуарист пишет, что наряду с любезно ...

Немцы в Поволжье
К началу 20 века на географических картах Поволжья значилось свыше двухсот немецких названий, которые своим населенным пунктам дали немцы, поселившиеся в Саратовских краях по приглашению Екатерины Второй. Но вот в 1915 году эти “имена “ст ...

Верх-Яйва
"Село Яйва прозвано по реке Яйве, над которою оно стоит; около сей реки места казалися быть тучнее и сушее и везде видны были пахотные труды", - записал Лепехин. Пахотные труды видны и ныне. Поля, долины речек, а стена тайги от ...