Университетский вопрос и формирование самосознания сибирской интеллигенции

История создания первого университета в Сибири восходит к тем временам, когда в Указе Правительствующему Сенату было опубликовано положение о строительстве ряда университетов и, в частности в Тобольске. П.Г. Демидов даже пожертвовал для этих целей крупную сумму денег. Однако следующие двадцать лет вопрос о Сибирском университете не поднимался ни в центральных правительственных сферах, ни среди местной администрации. «О сибирском же обществе и говорить нечего в нем тогда не пробуждалась мысль не только об университете, но даже и о средних школах. Всей своей предыдущей историей оно было приучено к тому, что за него и думала и решала Сибирская администрация»[5] По инициативе местной администрации вопрос всплывает в 1823 г., и вновь наступает тридцатилетнее молчание. В 1856г. вопрос поднимается министром народного просвещения Норовым, но по различным причинам остается нерешенным еще более двадцати лет. В 60-х гг. XIX в. «сама мысль о необходимости Сибирского университета из правительственных и административных сфер переходит в печать, а затем в общество и начинает настойчиво пропагандироваться»[6] Во многом это было связано с тем, что из Сибири с 60-х гг. начинается сильный приток молодежи в российские университеты и высшие учебные заведения. Однако в большинстве своем эта молодежь, кончив курс, совсем покидала родную окраину. Местная интеллигенция понимала, что отсутствие высшего учебного заведения тормозило и задерживало развитие среднего образования в Сибири, не менее опасным для Сибири являлся и недостаток медиков, особенно в восточной Сибири, где население страдало от оспы и сифилиса. Недостаток технического образования сказывался на состоянии местной промышленности.

В течение двадцати лет велось обсуждение университетского вопроса, шла борьба сибирских городов за право обладания первым университетом, происходило обсуждение ряда организационных вопросов работы будущего учреждения. И в решении всех этих вопросов самое непосредственное участие принимала местная интеллигенция. Рупором для выражения своих мыслей она избрала периодическую печать, поскольку именно через нее открывалась возможность воздействовать на общественное мнение. Такая заинтересованность в решении университетского вопроса отражала прежде всего процесс формирования самосознания сибирской интеллигенции. Это верно подметила и газета «Восточное Обозрение», в материалах которой речь шла о том, что колонии не всегда могут довольствоваться одной промышленной жизнью. Наступает время, когда в колониальных окраинах пробуждается самосознание. И как фактор пробуждения самосознания газета отмечает факт ожидания открытия университета в Сибири.[7]

Наибольший резонанс в местной и центральной прессе получил вопрос о месте строительства будущего университета. В одном только 1876г. газета «Сибирь» четырежды освещала острую полемику между городами-претендентами. Смысл публикаций сводился к несостоятельности претензий Омска (Сибирь. 1876 №7, 10, 12). В корреспонденции из Санкт-Петербурга говорилось, что слух об устроении университета в Омске произвел тягостное впечатление на сибиряков, живущих в Петербурге.[8] В 1875г. газета публиковала материалы о некоторых подробностях из истории университетского вопроса в Сибири. Здесь же приводилось мнение генерала Казнакова о необходимости даровать Сибири университет, самым удобным пунктом для которого являлся бы Томск (Сибирь 1875 №1). В 1877 г. та же газета в статье «Перед исходом борьбы за университет» восклицает: ''За обездоленный Томск стоят все города восточной Сибири и большинство западной …, общественное мнение всей Сибири, местная интеллигенция, печать!» Борьба Омска и Томска за университет закончилась победой Томска (из 11 сибирских городов 8 высказались за Томск).

''… Это был первый случай в истории Сибири, когда голос ее общественного мнения был выслушан и принят во внимание при решении такого важного общегосударственного вопроса''[9]. Этот факт был знаменательным и отражал определенную ступень в формировании самосознания сибирской интеллигенции, поскольку именно она являлась выразителем общественного мнения Сибири. По её мнению, естественный порядок развития общества –децентрализация умственных сил, разлив их по всему населению. Кроме того, решение университетского вопроса связывалось с осуществлением в Сибири тех реформ, которыми Европейская Россия пользовалась уже в течение 20 лет. И наконец, открытие высшего учебного заведения способствовало бы в будущем изменению культурной среды Сибири и, соответственно, сибирской интеллигенции.

Похожие материалы:

Политическая история ногайцев в XVII-XIX вв.
В начале XVII в. часть ногайцев уже обитала на севере Крымского полуострова. «Ногайские татары,— писал итальянский автор этого времени,— живут вне полуострова и граничат с Россией (т. е. Малороссией), Московским государством и стороной че ...

Социальная сфера народа ханты
Формы социальной организации любого народа тесно связаны с его общественным устройством. Исходя из марксистских положений о доклассовом и классовом обществах считается, что ханты XVII—XIX вв. находились на рубеже этих формаций, у них разр ...

Церковь Всех Святых (кладбищенская)
Этот храм воздвигнут в 1870-х годах средствами и стараниями Серпуховского городского общества. Проект Всехсвятской церкви выполнил архитектор Казимир Викентьевич Гриневский. Кроме главного Всехсвятского престола имелись пределы во имя ик ...