Заключение

Страница 1

Этнография как самостоятельная научная дисциплина возникла на базе географической науки в России и ряде других стран или как наука о человеке (как, например, в Англии). Вместе с тем ее данные задолго до выделения этнографии в середине XIX в. В особую отрасль знаний использовались при исторических исследованиях. Такое положение давало повод рассматривать этнографию как своего рода вспомогательную дисциплину, относящуюся то ли к географии или биологии, то ли к истории. К сожалению, подобные взгляды не изжиты и по сей день, однако если прежде они могли быть объяснены еще общей недифференцированностью наук, то сегодня – это результат научного невежества или неосведомленности.

Для определения общенаучного и социального значения этнографии рассмотрим те проблемы, которые она способна решать и решает, пользуясь только ей присущими методами исследования.

Как уже отмечалось, этнография – историческая наука, а объект ее исследования – этнос, возникший еще на заре человеческой истории. Если оставить за пределами исторического исследования эпоху первобытного стада и начинать его с первобытнообщинного (или родового, или доклассового) периода в истории, т. Е. с того периода, когда мы можем более или менее объективно различать и отличать этносы, то окажется, что этнография значительно полнее во временном и пространственном отношении, чем история, способна дать картину этнических и социальных изменений, пережитых человечеством. Воссоздать историческое прошлое народов Земли – долг и обязанность современной науки. В этом кропотливом труде историку помогает письменный источник, а как восстановить бесписьменную историю, или прошлое бесписьменных народов?Большинство народов не имело письменности, и поэтому их невозможно изучать традиционными методами истории, как нельзя изучать теми же методами самый большой период, прожитый человечеством,- эпоху бесписьменного доклассового общества. Традиционная историческая наука, к сожалению, и сегодня вольно или невольно отгораживается от этих народов и этой эпохи. В такой позиции как бы возрождается характерное для недалекого прошлого деление народов на «исторические» и «неисторические». К последним, как правило, относились все народы, не имеющие письменности, а в пору расцвета колониальных империй – и все народы – носители отличной от европейской культуры.

Вместе с тем история народа сохраняется не только в письменных данных, но и в его традициях и обычаях, его представлениях об окружающем мире и верованиях, орудиях труда, пище, одежде и жилище, в памятниках древности, которые встречаются на могильных полях и местах древних поселений, в легендах и эпических сказаниях, т. Е. во всем комплексе культуры, созданном данным этносом и отличающем его от других. Только этнографическими методами можно по этим следам восстановить путь, пройденный народами. Очевидно, что в прожитом человечеством миллионолетье, где эпоха классового общества, возникшая всего каких-то 7 тыс. лет назад,- ничтожно малая величина, без истории не было и не могло быть ни эпохи, ни этносов. Следовательно, этнографии в создании подлинной всемирной истории отводится отнюдь не вспомогательная, а особая роль, что очень важно при изучении самой длительной прожитой человечеством эпохи – эпохи доклассового общества, чья этническая и социальная история стала предметом научной дискуссии в современном ученом мире.

Классики марксизма-ленинизма, опираясь на данные этнографии и смежных с нею наук, придавали особое значение этой эпохе, так как ее научное описание свидетельствовало о преходящем характере классово-антагонистического государства, частной собственности и моногамной семьи, объявлявшихся явлениями, извечно присущими человечеству. Современная этнография дает все новые и новые доказательства тому, что ни антагонистические классы, ни частная собственность, ни моногамная семья как социально-экономическая ячейка, противостоящая обществу, не являются спутниками человечества во всей его истории, и, следовательно, бесклассовое коммунистическое общество не только может быть создано, но и будет создано как результат неизбежного исторического процесса.Таким образом, этнографии следует придавать в общей системе исторических наук вполне самостоятельное мировоззренческое (методологическое) значение, не ограничивая при этом ее общенаучную роль.

Страницы: 1 2 3

Похожие материалы:

История археологического изучения
Первым археологом, заинтересовавшимся изучением Городецкой округи был П.Д. Дружкин. С целью соблюдения существующего законоположения, 2 сентября 1877 года Л.С. Гациский обратился в археологическое общество о выдаче П.Д. Дружкину нового От ...

Обзор культуры Вологодского края в 18 веке
Значение Вологды с конца XVII в. заметно уменьшается[2]. С построением Петербурга она оказывается в стороне от торговых путей и превращается в заштатный провинциальный город, в котором самыми яркими событиями были пожары (1762, 1769, 1773 ...

Этнокультурное образование
В 2006 г. в соответствии с Программой реализации модели региональной национальной политики Оренбургской области на 2006—2010 гг. продолжалась работа по развитию национальной системы образования как важнейшего института сохранения и развит ...